МНО - Московское Нумизматическое Общество

Moscow Numismatic Society

Главная Статьи Публикации Медали МНО Награды МНО
О датировке псковских денег Василия III*
В.В. Зайцев

Закрыть окно/close window


На псковских монетах, вплоть до известной денежной реформы Елены Глинской (1535-1538 гг.), независимо от изменений типа лицевой стороны, в строчной легенде, располагавшейся на оборотной стороне, неизменно присутствовало название города. Благодаря этому обстоятельству денги, чеканенные в Пскове после утраты городом независимости легко выделяются из общей массы русских средневековых монет. В отличие от "новгородок" Ивана III (1462-1505) и Василия III (1505-1533), вопрос о месте изготовления которых до недавнего времени оставался спорным, все основные типы псковских денег Василия III были хорошо известны нумизматам уже в XIX столетии.
Типологически эти монеты достаточно однообразны. Большинство их имеет на лицевой стороне изображение "московского ездеца" - всадника с саблей, занесенной над головой. Под ногами коня - одна или несколько букв. Изображение обрамляет круговая надпись, имеющая два основных варианта: с именем правителя и без него. У большинства вариантов штемпелей лицевой стороны круговая надпись выполнена небрежно. С учетом смещения штемпелей, "непрочеканов" и прочих дефектов, связанных с несовершенством технологии ручной чеканки, круговую легенду на денгах этих типов удается прочесть лишь при сличении значительного количества абсолютно идентичных монет. На оборотной стороне псковских денег помещалась надпись в четыре или пять строк "Деньга псковская". У некоторых вариантов монет стандартная надпись имела дополнение в виде имени собственного: "деньга псковская Иван", "деньга псковская Заманина". Имеется также несколько разновидностей относительно редких денег, связанных с оборотным штемпелем "денги Заманиной", на лицевой стороне которых вместо изображения всадника также находилась многострочная надпись "Василий Божьей милостью царь и государь всея Руси", переданная с различными вариантами сокращения слов и разбивки на строки.
Подобная "однообразность" внешнего вида большинства псковских монет первой трети XVI в. не способствовала привлечению к ним внимания со стороны нумизматов. Так А.Д.Чертков, описав в каталоге, изданном в 1834 г. шесть разновидностей псковских денег Василия III, в таблицах приводит изображения лишь трех из них, типологически наиболее различающихся между собой: "денги Заманиной" с буквой "Ж" на лицевой стороне, "денги Заманиной" с многострочной легендой на лицевой стороне и денги с буквами "IСА" (прочитанными А.Д.Чертковым как "КА") под ногами коня на лицевой стороне. При описании других монет было отмечено, что они имеют такие же изображения и надписи на обеих сторонах, как и денга с буквами "IСА", отличаясь от нее только буквами, помещенными "под конем" на лицевой стороне (1). В примечании к описанию этих типологически весьма однообразных монет исследователь отметил, что в надписи, располагающейся на их лицевой стороне вокруг изображения всадника, не всегда удается прочесть имя князя, так как они, за редким исключением, просматриваются лишь фрагментарно. В то же время, надпись оборотной стороны ("денга псковская") "доказывает, что все они вел. кн. Василия Иоанновича" (2). Сугубо "описательный" характер имела публикация отдельных вариантов псковских денег Василия III и в других нумизматических каталогах XIX - начала ХХ в. Единственная попытка определенным образом систематизировать эти монеты была предпринята И.И. Толстым. В его монографии, посвященной монетам Пскова, дается описание не только всех известных типов псковских денег Василия III, но и большинства их разновидностей, отличающихся как мелкими деталями рисунка, так и, что существенно важнее, различными вариантами сочетания штемпелей лицевых и оборотных сторон. Описание монет сопровождалось прекрасно выполненными рисунками, полностью передающими стилистику монетных изображений и позволяющими безошибочно идентифицировать их с известными вариантами "штемпельных пар" (3). Важно отметить, что исследователь целенаправленно отмечал наличие у различных монет общих штемпелей оборотной стороны. Однако, наметившиеся при этом "поштемпельные связи" никак не были использованы им для выявления хронологической последовательности чеканки монет различных типов.
При попытке выделить денги, чеканенные в Пскове вскоре после утраты городом независимости, И.И.Толстой опирался исключительно на типологию монет. По этой причине, в качестве наиболее ранних псковских денег Василия III им была описана фальшивая монета конца XV - первой трети XVI в., лицевая сторона которой чеканена штемпелем, подражающим монетам независимого Пскова, а оборотная - "новгородкам" Ивана III - Василия III, а также денги со строчными надписями на обеих сторонах (4).
Относительно фальшивой денги следует отметить, что подобного рода "гибридные" монеты, сочетающие в себе изображения монет различных и разновременных типов, зачастую, к тому же, в реальности чеканенных в разных городах, нередко встречаются в кладах, сокрытых в 20 - начале 30-х гг. XVI в. Такие подделки, достаточно точно копирующие тип хорошо известных монет, нередко вводили в заблуждение даже опытных нумизматов. Достаточно привести в пример некоторые фальшивые денги, типологически близкие монете, описанной И.И.Толстым, имевшиеся в известном Азбабском кладе. Это две монеты, на лицевой стороне которых также имелось изображение головы человека в княжеской шапке, анфас, характерное для псковских денег периода независимости, а на оборотной просматривались фрагменты многострочных надписей. Причем на одной из монет надпись достаточно определенно читалась как "Великого Новагорода", а на другой "Осподарь всея Руси Иван" (5).
Атрибуция этих монет вызвала у С.И. Чижова, при издании Азбабского клада, определенные затруднения. Отнеся на основании прочтения надписи оборотной стороны первую из них к Новгороду, он, все же отметил, что "лицевая ее сторона с псковской эмблемой может в равной степени указывать на принадлежность деньги к Пскову" (6). Другую монету С.И.Чижов, также как и И.И.Толстой описал первой среди монет, чеканенных в Пскове "после 1510 года", подчеркнув, при этом, что ее лицевая сторона чеканена "штампом времени самобытности", а оборотная "штампом от московской тяжеловесной деньги" (7).
Возвращаясь к аналогичной монете, описанной И.И.Толстым, отмечу, что исследователь, считая ее подлинной и поместив первой среди монет Василия III, все же не был уверен в том, что именно она представляет собой своего рода "переходный" тип от "суверенной" чеканки Пскова к выпуску денег с именем московского великого князя. Будучи убежденным в использовании для чеканки оборотной стороны этой монеты штемпеля "московских денег Василия Ивановича", автор не исключал и "случайный" характер ее появления (8).
В качестве обоснования того, что псковские денги со строчными надписями на обеих сторонах чеканились раньше монет "общегосударственного типа" (с изображением всадника на лицевой стороне), И.И.Толстой привел аргументы также основанные лишь на анализе их типологии. Отметив, что на московских монетах "ни при Василии Ивановиче, ни при сыне его Иване IV денег с надписями на обеих сторонах и без изображений" нет, автор указал на наличие таковых в чеканке Ивана III. На основании данных фактов, подчеркнув при этом также, что Псков после утраты независимости должен был в определенной мере ориентироваться при создании новых типов своих монет на чеканку Москвы, И.И.Толстой заключает: "естественно предположить, что при Василии такие деньги (с надписями на обеих сторонах - В.З.), хотя бы лишь во Пскове, чеканились в ближайшее к государстванию Ивана III время, т.е. в начале государствования первого" (9). Остальные псковские денги Василия III, типологически достаточно однообразные (л.с. - всадник с саблей, круговая надпись; о.с. - строчная надпись с указанием номинала монеты и названием города) были описаны И.И.Толстым "в алфавитном порядке букв, находящихся под конем всадника" (10).
Впоследствии этот упрощенный принцип "классификации" псковских монет первой трети XVI в. был использован А.В.Орешниковым (11), С.И.Чижовым (12) и другими исследователями. Иных, более основательных попыток выявить относительную хронологию чеканки различных выпусков псковских денег 1510-1533 гг. до настоящего времени не предпринималось.
Отправной точкой для построения подобного рода "хронологической шкалы типов" может стать, сопоставление состава разновременных кладов. Одним из наиболее ранних кладов, содержавшим псковские денги Василия III, является клад, найденный в 1938 г. у г. Остров Псковской области. Этот клад, насчитывавший 185 серебряных монет, большей частью состоял из псковских денег (102 экз.). При этом монеты независимого Пскова лишь немного уступали в количественном отношении псковским денгам, чеканенным после 1510 г. (48 и 53 экз.) (13). Новгородскими монетами, присутствовавшими в этом кладе, его сокрытие может быть датировано временем не позднее начала 20-х гг. XV в.14, что позволяет выделить типы псковских монет, чеканка которых, соответственно осуществлялась в период с 1510 по 1520 гг. Это денги с буквами "ICA", "М" и "IB" под ногами коня на лицевой стороне. Относительную хронологию чеканки для этой группы монет позволяет определить "цепочка штемпельных связей", которой они тесно связаны между собой (табл. 1: 1-1 - 4-4).



Ниже, при описании монет каждого конкретного типа для краткости дается ссылка на номера прорисовок этих монет, представленных в таблицах 2-4, а также на номера штемпелей лицевой и оборотной сторон, согласно "схемы штемпельных связей", отраженной в таблице 1. В начале цепочки соотношения штемпелей находится денга с буквами "ICA" (табл. 2: 1). Лицевой стороне монет этого типа соответствует только один штемпель оборотной стороны (табл. 1: 1-1). Оба штемпеля выполнены достаточно искусно, выдержаны в едином стиле. Круговая надпись написана грамотно, ровно, целиком восстанавливается, как правило, по 3-4-м экземплярам идентичных монет. Возможно, матрицы для этих монет вырезал опытный московский или новгородский мастер.
Следом появляются монеты с буквой "М" на лицевой стороне. Четко выделяются две пары штемпелей с этой буквой, стилистически несколько различающиеся между собой и выполненные, очевидно, различными мастерами (табл. 1: 2-2; 3-3). При этом на практике со штемпелями лицевых сторон этих монет нередко используются оборотные штемпели, соответствующие другой паре (табл. 1: 2-3; 3-2). Встречаются также монеты, чеканенные с использованием оборотного штемпеля, предназначавшегося для денег с буквами "ICA" (табл. 1: 2-1; 3-1). В то время как сам этот лицевой штемпель никогда не использовался вместе с оборотными штемпелями других "штемпельных пар".
Еще один лицевой штемпель с буквой "М" (табл. 1, 3а) не имеет "парного" ему штемпеля оборотной стороны и применяется в основном со штемпелем 3 (табл. 2: 9). Рельеф изображений этого штемпеля нечеткий, круговая надпись восстанавливается лишь фрагментарно. Видимо штемпели этой разновидности появляются вследствие доработки матрицы, применявшейся для изготовления лицевых штемпелей, обозначенных цифрой 3 (табл. 2: 7), после ее частичного разрушения. Об этом может свидетельствовать утрата значительных фрагментов круговой надписи и передней ноги в изображении коня. Последней в ряду штемпелей ранней группы монет появляется штемпельная пара с буквами "IB" на лицевой стороне и надписью "ДЕН / ЬГАПЪ / СКОВЪ / СКАЯI / ВАН" на оборотной (табл. 1: 4-4). В сочетании с лицевым штемпелем этой пары активно продолжает использоваться штемпель, употреблявшийся ранее для чеканки монет с буквами "М" на лицевой стороне (табл. 1: 4-3).
Все это, помимо указания на последовательность появления монет различных типов, однозначно свидетельствует о том, что буквы под конем не являются "инициалами" денежных мастеров, а обозначают лиц, ответственных за выпуск монет. Во-первых, на примере монет с буквой "М" на л.с. видно, что штемпели с одной и той же буквой могли изготавливаться разными мастерами. Во-вторых, после появления штемпельной пары с другой буквой, оборотный штемпель более ранней штемпельной пары продолжает использоваться в сочетании с новым штемпелем лицевой стороны, в то время, как, соответствовавший ему лицевой штемпель, больше не употребляется.
В тот же временной отрезок, очевидно, не позднее 1515 г. начинает чеканиться "денга Заманина" с буквой "Ж" под конем на лицевой стороне (табл. 3: 14), 17 таких монет также присутствуют в кладе из Острова. Эти монеты не имеют штемпельных связей с монетами других типов. Возможно, их чеканка осуществлялась на правах откупа.
Любопытно проследить, как выводы о последовательности чеканки монет различных типов, основанные на анализе штемпельных связей, находят подтверждение в пропорциональном соотношении количества этих монет в составе клада из Острова. Из 53 экз. псковских денег Василия III более половины (28 экз.) составляют в нем денги с буквами "ICA". Очевидно, их чеканка к моменту сокрытия клада уже прекратилась, и их пропорциональное присутствие в денежном обращении на данный отрезок времени было максимальным. Второе по количеству экземпляров место в комплексе занимает "денга Заманина" (17 экз.). Чеканка этих монет в момент формирования кладового комплекса, видимо, уже осуществлялась достаточно длительный период времени. Денги с буквами "IB" под ногами коня на лицевой стороне, напротив, недавно начали изготавливаться, поэтому в кладе присутствовала только одна такая монета.
Поступление в денежное обращение в период с 1520 по 1525 гг. новых типов псковских денег нашло отражение в составе сразу нескольких кладов (клад, найденный в 1949 г. у платформы Текстильщики; Тарусский клад 1910 г.; Солянский клад 1995 г.; Большой и Малый Казанские клады из раскопок 1996 г. и др.). Заметное увеличение кладового материала этого времени по сравнению с предыдущим периодом объясняется двояко. С одной стороны вместе с расширением границ Российского государства, ростом его политического и экономического влияния, расширяется и "ареал" обращения русской монеты. При этом, именно в 20-е гг. XVI в. достаточно отчетливо проявляется тенденция к реальному объединению двух "региональных" российских монетных систем - московской и новгородской, каждая из которых ранее обслуживала лишь свою территорию. Несмотря на рациональное соотношение стоимости московских и новгородских денег, установившееся еще в конце правления Василия II (1425-1462), присутствие новгородских и псковских монет в кладах, сокрытых в "низовских" землях, по имеющимся на сегодняшний день данным, фиксируется только с начала XVI в.
С другой стороны, негативное влияние процессов денежного кризиса, повлекшего за собой монетную реформу 1535-1538 гг., очевидно, сказывалось уже в 20-е гг. XVI в., что могло привести к оттоку значительного количества монетного серебра из обращения и активизации кладообразования. Действительно, уже клады первой половины 20-х гг. XVI в., как правило, содержат немало обрезанных и фальшивых монет. В Пскове в начале 1520-х гг. некоторое время продолжается чеканка денги с буквами "IB" и "денги Заманиной" с буквой "Ж" на лицевой стороне. Пропорциональное соотношение денег с буквами "IB" и монет других типов в кладах этого периода изменяется в пользу первых. Так, в Тарусском кладе они в количественном отношении находятся на первом месте среди всех типов псковских денег Василия III. В это же время для чеканки "денги Заманиной", взамен сработавшегося старого, другим резчиком изготавливается новый штемпель оборотной стороны с характерной "угловатой" манерой написания букв и заменой буквы "З" в начале имени на "Z" (табл. 1: 6-8; табл. 3: 15).
Вскоре в сочетании с этим оборотным штемпелем начинает использоваться целый ряд новых штемпелей лицевой стороны, сменивших штемпель с буквой "Ж", благодаря чему штемпели, используемые для чеканки "денги Заманиной" образуют собственную цепочку штемпельных связей, изолированную от прочих типов монет, чеканившихся на псковском денежном дворе. Новые лицевые штемпели "денги Заманиной" имеют оригинальное оформление, резко выделяющееся на фоне других псковских монет. На них, как уже отмечалось, отсутствует изображение всадника, а помещена надпись "Василий Божьей милостью царь и государь всея Руси", переданная с различными вариантами деления на строки (табл. 1: 7-8; 8-8; 9-8; 10-8).
Относительная редкость монет, чеканенных штемпелями этого типа, вносит определенный элемент случайности их присутствия в кладовых комплексах, что не позволяет на данном этапе надежно проследить последовательность ввода в работу различных вариантов этих штемпелей, а также установить дату прекращения их использования. Возможно, некоторые из этих штемпелей использовались какое-то время и после 1525 г.



В первой половине 20-х гг. XVI в. в Пскове чеканятся также денги с буквой "Т" под ногами коня на лицевой стороне (табл. 2: 12). Эти монеты также не объединены штемпельными связями, как с предшествующими, так и с последующими выпусками денег. Отчасти это, видимо, объясняется тем обстоятельством, что штемпель оборотной стороны, изготовленный в качестве парного к лицевому штемпелю с буквами "IB", содержал в конце строчной надписи имя чиновника, ответственного за выпуск монет - "Иван". Такой штемпель, по понятным причинам, не мог использоваться в сочетании с новым штемпелем лицевой стороны (с буквой "Т").



Однако нельзя не отметить, что наличие изолированных штемпельных пар, представляющих собой по сути дела "варианты" единого типа, в целом характеризует монетное дело Пскова 20 - начала 30-х гг. XVI в. Объясняется это, видимо, перерывами в работе денежного двора, что было сопряжено с общим сокращением объема псковской монетной чеканки в сравнении с предыдущим периодом.
Во второй половине 20-х гг. XVI в. в Пскове, по всей видимости, чеканятся только денги с буквами "F" и "FE" под ногами коня на лицевой стороне (табл. 4: 25, 26, 27, 28), а в начале этого временного отрезка с буквами "IЛВ" (табл. 3: 20, 21, 22, 23), что фиксируется Басихинским кладом, обнаруженным в 80-х гг. XIX в. в Стародубском уезде Черниговской губернии. Этот огромный клад помимо 3498 русских монет, включал в себя и 916 литовских полугрошей Александра (1492-1506) и Сигизмунда I (1506-1545). При этом младшая литовская монета была датирована 1525 г. И.И.Толстой, разобравший этот клад и подробно описавший его состав, отмечает: "судя по месту находки, следует предполагать, что наипозднейшие в нем монеты должны быть польские, …таким образом, можно с большой долей вероятности утверждать, что он попал в землю в 1525 г. или немного позже" (15).



С данным утверждением исследователя трудно не согласиться. Басихинский клад действительно был обнаружен в регионе, где с момента его вхождения в начале XVI в. в состав Российского государства и вплоть до второй половины этого столетия наблюдается "смешанное" обращение русских монет и монет Великого княжества Литовского16. Литовские полугроши поступали сюда, очевидно, достаточно регулярно. В этом отношении весьма показательна подборка присутствовавших в Басихинском кладе литовских монет по годам их чеканки. С 1509 по 1525 г. имелся только один пропуск - 1524 г. При этом, монета 1525 г. в кладе была одна, а монеты других годов были представлены, как правило, несколькими экземплярами (от 2 до 58). Все это, на мой взгляд, дает достаточно оснований утверждать, что Басихинский клад был сокрыт около 1526 г.
Финальные выпуски псковских монет Василия III помогает выявить Азбабский клад, укрытый, судя по его составу, в начале 30-х гг. XVI в. В этом кладе имелись практически все типы псковских денег первой трети XVI в., включая те, которые отсутствовали в других, упоминавшихся выше, кладах. Это денги с буквами "ПЕТ" и "Ж" на лицевой стороне (табл. 4: 30, 31, 32, 33). В целом, эти монеты имеют традиционное для псковских денег типовое оформление. На их лицевой стороне помещено изображение всадника, вправо, с саблей, занесенной над головой. Изображение обрамляет круговая надпись. На оборотной стороне, как и на подавляющем большинстве других псковских монет, находится надпись в четыре строки: "деньга псковская" (табл. 1: 16-16; 16-17; 18-18). Однако имеется и существенное отличие, выделяющее их на фоне других монет. В круговой легенде лицевой стороны на денгах этих двух типов отсутствует имя правителя. Вместо обычной для большинства псковских денег Василия III надписи "Василий Божьей милостью царь всея Руси", исполнявшейся на различных монетах с теми или иными вариантами сокращений, на денге с буквой "Ж" вокруг изображения всадника расположена надпись "ОСПОДАРЬВСЕЯРУСИИ" (табл. 4: 33).
Круговую надпись, имеющуюся на денгах с буквами "ПЕТ", по причине того, что на самих монетах эта надпись всегда прочеканивалась лишь фрагментарно, полностью прочесть не удалось. Ее реконструкция может быть представлена в следующем виде: [КНZЬ]ВЕЛИЛИКIИОСПОДА[РЬВСЕЯ РУСИ]. Отсутствие имени князя на монетах этих двух типов позволяет предположить, что их чеканка могла осуществляться какое то время и после кончины Василия III. К этой мысли склоняет и еще одно наблюдение. Если в Азбабском кладе на 320 псковских монет, отчеканенных после 1510 г., оказалась только одна безымянная денга с буквой "Ж" на лицевой стороне, то в кладе, обнаруженном в 1981 г. при земляных работах в Запсковье (район г. Пскова), состоявшим, преимущественно из монет Ивана IV (1533-1584) и сокрытом, по-видимому, уже в конце 1550-х гг., среди пяти экземпляров псковских дореформенных денег имелись две такие монеты. При этом клад из Запсковья включал в себя только относительно поздние дореформенные денги, чеканенные не ранее середины 1520-х гг. (17)
В том, что это не просто случайность убеждает повторение аналогичной ситуации в составе Устюжненского клада, также сокрытого в правление Ивана IV. В нем среди 37 экземпляров псковских дореформенных монет оказались сразу четыре безымянные денги с буквой "Ж" и одна с буквами "ПЕТ" (18).
В заключение следует отметить, что анонимная легенда, имеющаяся на лицевой стороне наиболее поздних псковских денег Василия III сближает их с монетами, чеканка которых осуществлялась в Пскове в период проведения денежной реформы 1530-х гг. Как известно, первыми монетами, отчеканенными на псковском денежном дворе по новой стопе стали безымянные копейки с пятистрочной надписью "Князь великий и государь всея Руси" на оборотной стороне (19).


* - Работа выполнена в рамках проекта РГНФ № 01-01-00254а.


Примечания

1 - Чертков А.Д. Описание древних русских монет. М. 1834. С. 51-53, № 109-114, табл. VI, рис. 3-5.
2 - Там же. С. 53.
3 - Толстой И.И. Русская допетровская нумизматика. Выпуск второй. Монеты псковские. СПб. 1886. С. 134-137, табл. Х, № 599-627.
4 - Там же. С. 134, № 589, 599-602.
5 - Чижов С.И. Азбабский клад. М. 1911. С. 65-66, 72-73, № 239, 265
6 - Там же. С. 66.
7 - Там же. С. 72.
8 - Толстой И.И. Русская допетровская нумизматика… С. 42.
9 - Там же. С. 43.
10 - Там же. С. 44.
11 - Орешников А.В. Русские монеты до 1547 года. М. 1896. С. 17-20.
12 - Чижов С.И. Азбабский клад… С. 69-76.
13 - Сотникова М.П., Спасский И.Г. Русские клады слитков и монет в Эрмитаже // Русская нумизматика XI-XX веков. Материалы и исследования. Л. 1979. С. 67, № 8
14 - Зайцев В.В. Новгородские денги Василия III (1505-1533 гг.) // Новгород и Новгородская земля: история и археология. Вып. 13. Новгород. 1999. С. 166.
15 - Толстой И.И. Три клада русских денег XV и начала XVI века // Записки Русского археологического общества. Т. IV. Нумизматический сборник. Вып. 1. СПб. 1889. С. 6.
16 - Зайцев В.В. К вопросу об обращении монет Великого княжества Литовского на юго-западной окраине России в XVI в. // Всероссийская нумизматическая конференция. Тезисы докладов. СПб. 1994. С. 34-36.
17 - Гайдуков П.Г. Клад монет Ивана IV в собрании Псковского музея // Российская археология. 1996. № 1. С. 180, табл. 2.
18 - Орешников А.В. Дополнение к "Русским монетам до 1547 г. Отдельный оттиск из II т. "Трудов Московского Нумизматического общества". М. 1901. С. 26-30.
19 - Мельникова А.С. Русские монеты от Ивана Грозного до Петра Первого. М. 1989. Табл. 1: 8-11.
info

© 2017 все права защищены законом Российской Федерации