МНО - Московское Нумизматическое Общество

Moscow Numismatic Society

Главная Статьи Публикации Медали МНО Награды МНО
Начало чеканки монет в Москве
А.М.Колызин

Закрыть окно/close window


Исследователей, изучавших русские монеты удельно-вечевого периода, всегда интересовал вопрос, - кто и когда начал чеканку монет в Москве? Уже на рубеже XIX-XX вв. большинство из них считало, что первые московские монеты появились в княжение Дмитрия Ивановича Донского (1359-1389). Причем некоторые полагали, что древнейшими русскими деньгами были именно двусторонние серебряные подражания золотоордынским дирхемам, а С.И.Чижов прямо указывал на их московское происхождение.
Г.А.Федоров-Давыдов показал, что данные двусторонние подражания татарским дирхемам московскими не являются. Свой вывод ученый убедительно аргументировал: во-первых, эти монеты были широко распространены в других, не московских землях ; во-вторых, на территории Великого княжества Московского они встречаются значительно реже и, что важно, присутствуют в кладах всегда вместе с деньгами так называемого русско-татарского типа.
П.Г.Гайдуков в недавно вышедшей монографии о мелких номиналах средневековой Руси выдвинул предположение о начале ограниченной чеканки монет в Москве в княжение Ивана Красного (1353-1359), причем ученый допускает, что первыми московскими монетами были двусторонние подражания золотоордынским дирхемам.
Я не разделяю мнения П.Г.Гайдукова в этом вопросе. Объясню почему.
Во-первых, на приведенной в книге фотографии "монеты Ивана Ивановича" (монета русско-татарского типа, вес - 0,62 г.), не читается со стопроцентной уверенностью отчество князя. Во-вторых, несмотря на убежденность исследователя в подлинности этой денги, монета может быть фальшивкой, даже древней, так как нумизматам известно, что как старо коллекционирование, так же старо и изготовление фальшивок, в том числе и для собирателей нумизматических древностей. В-третьих, ученый соотносит вес двусторонних (по его мнению - московских) подражаний с "первыми именными денгами" Ивана Красного как 2:1, и как подтверждение этому приводит, как им же отмечено, малочисленную группу тяжелых двусторонних подражаний из Саранского клада, тяготеющих к весу 1,20 г. В качестве этих подражаний "середины XIV в." на фотографии в книге помещены монеты, по типу и фактуре явно напоминающие золотоордынские дирхемы начала XV в., но в плохом состоянии. На некоторых проглядывается место чекана - Орда и Азак. Именно теоретическая весовая норма в южноордынских городах начала XV в. и была около 1,17 г. Кроме того, важнейшие аргументы. приведенные Г.А.Федоровым-Давыдовым, до сих пор не опровергнуты. На территории Московских земель не найдено ни одного клада, состоящего из одних только двусторонних подражаний, что должно было бы быть, если бы они действительно чеканились с середины XIV в. в Москве или московских уделах. Также нет в Московских землях кладов, где бы двусторонние подражания, присутствуя вместе с московскими монетами русско-татарского типа, значительно преобладали бы над последними в количественном выражении, что могло бы косвенно говорить о первоначале их чеканки по отношению к московским денгам русско-татарского типа.
Итак, приходится констатировать, что большинство современных ученых считали и считают, что первые московские деньги имели русско-татарский вид и чеканка их началась именно в начале 80-х гг. XIV в., т.е. после Куликовской битвы.
Древнейший документ, в котором впервые упомянут термин "денга" - это докончание великого князя Дмитрия Ивановича Донского с великим князем рязанским Олегом Ивановичем. Исследователи датировали этот источник по разному - 1380-1382 гг. Однако сейчас доминирует датировка этого документа 1381 годом. Таким образом номинал "денга" ранее 1380 г. ни разу не зафиксирован в источниках и чеканку монет в Москве следует относить ко времени после Куликовской битвы 1380 г.
Известно, что хан Тохтамыш, после окончательного разгрома Мамая осенью 1380 г. через своего посла сообщил Дмитрию Донскому и другим русским князьям о своем воцарении. Князья признали его власть, отпустили посла "с честию и зъ дары", а следующей зимой (1380 г.) и весной (1381 г.) направили к хану со многими дарами своих киличеев. Киличеи Дмитрия Донского - "Толбуга да Мокшеи" и других князей вернулись в августе 1381 г. "…изо Орды отъ Тахтамыша царя съ пожалованиемъ и со многою честию. И бысть на Руси радость велия (великая - А.К.) …". После чего между князьями восстановились мир и согласие: "Тоя же осени, месяца ноября в 1 день вси князи русстии сославшеся велию любовь учиниша межу собою" . С Ордой были установлены мирные отношения.
Мне представляется, что одной из дарованых ханом Тохтамышем некоторым князьям - и в первую очередь Дмитрию Московскому - привилегий, было право на монетную чеканку.
Анализируя сообщения письменных источников, изучая оформление монетного поля денег Дмитрия Донского и их весовые данные, ситуация с началом чеканки монет в Москве мне теперь представляется несколько иной, в сравнении с опубликованной в моей монографии несколько лет назад.
С осени 1381 г., в Москве начали чеканить монету. Первоначально это были серебряные деньги с изображением вооруженного воина и круговой надписью "Печать князя великого" (без имени князя) на одной стороне монеты и с арабской надписью с именем хана Тохтамыша на другой стороне (рис.1). Воин в профиль - это символическое изображение князя. Вес первой московской деньги соотносился с весом золотоордынского дирхема как 2/3, т.е. три московских деньги равнялись по весу двум татарским дирхемам.


Анонимная денга Дмитрия Донского. Чекан: осень 1381 г. - весна/лето 1382 г.


Чеканились эти монеты до лета 1382 г., когда Дмитрий Донской решается на важный политический шаг - приступает к чеканке монет с изображением вооруженного князя-воина (рис.2), а также с изображением человека, держащего за язык змею (рис.3), но на монетах к великокняжескому титулу на аверсе добавляется имя князя - "Дмитрий". И это не все - на реверсе некоторых именных московских денег с изображением князя-воина с топором и саблей вместо имени правящего хана Тохтамыша появляется искаженное, но все же угадываемое имя давно умершего хана Узбека (рис.2). В Орде еще не получили требуемую дань, а тут еще и отказ от помещения имени суверена - золотоордынского хана Тохтамыша. Что это - вызов Орде?
Тохтамыш решил наказать московского князя - совершил карательный поход на Русь, в конце лета 1382 г. сжег Москву и другие города.



Именная денга Дмитрия Донского. Чекан: лето 1382 г.


Вначале именные монеты Дмитрия Донского чеканились по весовой норме его первых анонимных монет: 0,98-1,03 г. Малочисленность по сравнению с анонимными деньгами говорит о кратковременном выпуске этих монет летом 1382 г. Когда же в Москве с некоторым запозданием заметили снижение веса дирхема, последовавшего в ходе денежной реформы Тохтамыша 1380 г., то так же провели реформу и начали чеканить более легкие монеты весом 0,91-0,95 г., преследуя при этом цель сохранить весовое равенство трех московских денег двум татарским.



Именная денга Дмитрия Донского. Чекан: лето 1382 г.


Вполне реально допустить, что именно после разорения Москвы войсками хана Тохтамыша, по требованию хана прекращается чеканка именных монет с "князем-воином".
Таким образом с осени 1382 г. московскими властями выпускаются в обращение именные деньги с иным (не героическим, не воинствующим) оформлением монетного поля - с изображением петуха и маленького четвероногого существа над ним (рис.4).



Именная денга Дмитрия Донского. Чекан: осень 1382 г. - май 1389 г.


Известно, что русские князья должны были заплатить Тохтамышу большую дань. Только в 1384 г. дань была собрана со всех владений Дмитрия Донского "Тое же весны бысть великая дань тяжелая по всему княжению великому, всякому без отдатка, со всякие деревни по полтине. Тогда же и златом давали в Орду…".
Финансовое обескровливание Руси и Москвы в частности привело к скрытой эксплуатации монетной чеканки - неофициально, постепенно происходит "ползучее" снижение веса московских монет. Средний вес именных московских денег Донского с изображением петуха, т.е. чеканенных после Тохтамышева разорения, равен 0,86 г. (нормативный - 0,93 г.). Последние анонимные монеты Дмитрия Ивановича с обеими русскими сторонами, чеканенные в конце его княжения, имеют тот же вес, что и монеты с петухом.
Существенно, что монеты двоюродного брата Дмитрия - серпуховского князя Владимира Андреевича Храброго, совладельца Москвы, которые, судя по мельчайшим деталям изображения и надписей так же чеканились в Москве, полностью повторяют историю денег Дмитрия Донского. Вначале, с осени 1381 г., чеканятся монеты Владимира Храброго с изображением воина с боевым топором, с луком, с топором и саблей, со знаменем. С осени 1382 г. в обращении на смену последним приходят нескольких типов более легких типов, где в изображении отсутствует воинский элемент. Однако в чеканке монет с кентавром, косвенно все же прослеживается намек на то, что воинский, "воинствующий" сюжет не исчез полностью - кентавр изображен с мечом.


Приведем наиболее важные работы: Орешников А.В. Русские монеты до 1547 года. М., 1896. С.86; Толстой И.И. Деньги великого князя Дмитрия Ивановича Донского. Спб. 1910. С.15; Он же. Монеты великого князя Василия Дмитриевича. Спб., 1911. С.71; Чижов С.И. Дроздовский клад русских денег времени вел. кн. Василия Дмитриевича Московского. Пг., 1922. С.8, 9.
Орешников А.В. Русские монеты… С.219. № 1025-1041; Толстой И.И. . Деньги великого князя Дмитрия Ивановича Донского. С.13; Чижов С.И. Дроздовский клад… С.10, 14; Федоров-Давыдов Г.А. Монеты Нижегородского княжества. М., 1989. С.153, 247 прим. 7.
Федоров-Давыдов Г.А. Там же; Он же: Находки джучидских монет // Нумизматика и эпиграфика. IV. М., 1963. С.174-184.
Так в Дроздовском кладе из 243 монет, двусторонних подражаний татарским дирхемам было 21 экз. Денги русско-татарского типа - те, у которых одна сторона имеет какое-либо изображение и русскую надпись, а оборотная - читаемое или нечитаемое подражание арабской надписи, имитирующее одну из сторон золотоордынского дирхема, как правило - с именем хана.
Гайдуков П.Г. Русские полуденги, четверетцы и полушки. М., 2006. С.44-48.
Там же. С.46. Рис.1-6.
Там же. Рис 1 - Орда; рис. 3 - Азак.
Федоров-Давыдов Г.А. Монеты Московской Руси. М., 1981. С.142; Мухамадиев А.Г. Булгаро-татарская монетная система XI-XV вв. М., 1983. С.111.
Янин В.Л. Краткий очерк истории русской денежной системы до конца XVII в. - В кн.: Дьячков А.Н., Уздеников В.В. Монеты России и СССР. М., 1978. С.37; Федоров-Давыдов Г.А. Монеты рассказывают. М., 1981. С 75; Он же. Монеты - свидетели прошлого. М., 1985. С.129; Мельникова А.С., Уздеников В.В., Шиканова И.С. Деньги России. М., 2000. С.38; Колызин А.М. Торговля древней Москвы. М., 2001. С.148; он же. О начале чеканки монет в Москве в XIV в. // Десятая Всероссийская нумизматическая конференция. Тезисы докладов и сообщений. Псков. 15-20 апреля 2002 г. М., 2002. С.162-164; он же. О начале чеканки монет в Великом княжестве Московском // Нумизматический альманах. № 1. М., 2002. С.24-27.
ДДГ. М.-Л., 1950. № 10. С29, 30.
ДДГ. М.-Л., 1950. С.30, таблица-вклейка после с.586.
Пресняков А.Е. Образование великорусского государства. М., 1998. С.167, 409, 410; Греков И.Б. Восточная Европа и распад Золотой Орды. М., 1975. С. 144, 145; Кучкин В.А. Дмитрий Донской // Вопросы истории. № 5-6. 1995. С.76. Зимин А.А. О хронологии духовных и договорных грамот великих и удельных князей XIV-XV вв. // Проблемы источниковедения. VI. М., 1958. С.287.
По мартовскому стилю.
Приселков М.Д. Троицкая летопись. Реконструкция текста. М-Л., 1950. С.421; Рогожский летописец // ПСРЛ., т.XV. М., 2000, стлб.141; Летопись Авраамки // ПСРЛ., т.XVI. М., 2000. С.119; Никаноровская летопись // ПСРЛ., т.XXVII., М., 1962. С.76; Московский летописный свод конца XV в. // ПСРЛ., т.25. М.-Л., 1949. С.205; Софийская первая летопись по списку И.Н.Царского // ПСРЛ., т.39. М., 1994. C.123; Типографская летопись // ПСРЛ., т.XXIV. М., 2000. С.149; Симеоновская летопись // Сер. "Русские летописи"., т.1. Рязань. 1997. С.189; Ермолинская летопись // Сер. "Русские летописи"., т.7. Рязань., 2000. С.170; Воскресенская летопись // ПСРЛ., т. VIII. М., 2001. С.42; Никоновская летопись // ПСРЛ., т.XI. М., 2000. C.69.
Приселков М.Д. Указ.соч. С.421.
Никоновская летопись // ПСРЛ., т.XI. C.69.
Там же.
Кучкин В.А. Указ. Соч. С.76.
Колызин А.М. Указ. Соч. С.148.
Федоров-Давыдов Г.А. Монеты Московской Руси (Москва в борьбе за независимое и централизованное государство). М., 1981. С.133, 135, 138.
Приведу весовые данные (в граммах) именных монет Дмитрия Донского с изображением человека, держащего за язык змею (а), и данные именных монет с изображением князя-воина в профиль с топором и саблей вправо (б) из музейных собраний: а) 1,06, 1,02, 1,00, 0,91, 0,82 (ГЭ), 1,05 (ГИМ), средний вес 0,98; б) 1,05, 0,85, 0,76 (ГЭ), 1,02, 0,88, 0,79 (ГИМ), 0,96 (НГОМЗ), средний вес 0,90. Вес именной денги Дмитрия Донского с погрудным изображением человека с саблей влево из собрания ГЭ равен 0,91г. Благодарю М.П.Сотникову, П.Г.Гайдукова, Е.В.Янюшкину за предоставленные сведения.
Колызин А.М. Указ. cоч. С.148.
Приселков М.Д. Указ.соч. С.427, 428; Кучкин В.А. Указ. соч. С.79.
Колызин А.М. Указ. cоч. С.148, 149.
Там же.
Орешников А.В. Указ. соч. Табл. XII. Рис.575-579.

СОКРАЩЕНИЯ
ГИМ - Государственный Исторический музей
ГЭ - Государственный Эрмитаж
ДДГ - Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей
НГОМЗ - Новгородский Государственный объединенный музей-заповедник
ПСРЛ - полное собрание русских летописей

Опубликовано: Колызин А.М., Начало чеканки монет в Москве // Сб. Московский Кремль XIV столетия. Древние святыни и исторические памятники. (Памяти святейшего патриарха Московского и Всея Руси Алексия II). М., 2009. С.442-447.
info

© 2017 все права защищены законом Российской Федерации